Как посадить народого избранника

 

[19.02.2014]

«Спокойно, Козлодоев! Сядем усе. »

Пожалуй, одно из самых сокровенных мечтаний среднестатистических граждан Украины – это посадить народного депутата. А лучше несколько, а еще лучше – сразу всех. Вот так. Сначала избрать, а потом посадить. За что? Вопрос не верен. Не за что, а почему. Потому что народные депутаты. А народные депутаты – это персонифицированное зло, которое вместе с президентом и министрами повинно во всех проблемах как страны, так и среднестатистического гражданина. Потому что они принимают законы, которые не работают, потому что работы нет, потому что денег до зарплаты не хватило, потому что кредит отдавать надо, потому что сосед – урод, потому что батареи холодные и крыша течет, потому что в больницу без денег не сунешься.

Первыми, кто решил сделать депутатов отличными от всех прочих граждан, были англичане. В начале 16-го века такую идею предложил член Палаты общин Вильям Строуд, но услышан не был. Зато примерно сотней лет позже услышан был Джон Элиот. В 1629-м году он по приказу Карла Пятого был осужден королевским судом за преступления, которые как раз «состояли в предложениях о неподсудности за речи, произнесенные в парламенте». Потом много чего в этом плане было с переменным успехом, пока в 1689-м году не появился «Билль о правах» с указанием, что «свобода слова, прений и всего того, что происходит в парламенте, не может подать повода к преследованию или быть предметом рассмотрения в каком-либо суде или месте, кроме парламента». Французы пошли дальше. В 1814-м году они провозгласили, что «против депутата во время сессии не может быть возбуждено уголовное преследование без согласия той палаты, к которой он принадлежит, за исключением того случая, когда депутат застигнут на месте преступления».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Все это так, в качестве исторической справки. Гораздо более интересно, что происходило в отдельно взятом независимом государстве под названием Украина. Ему институт депутатской неприкосновенности достался в наследство от Советского Союза и УССР, а в 1992 году был закреплен в законе «О статусе народного депутата Украины». Пользовались таким правом в качестве наследства от ушедшей в небытие одной шестой части суши и депутаты местных советов. Озаботились новым независимым законом для них законодатели только в 2002 году. Впрочем, и в нем был пункт, разрешающий возбудить уголовное дело в отношении депутата местного совета только после решения соответствующего совета.

Граждане Украины подавляющим большинством голосов поддержали все четыре предложения, но волеизъявление народа не поддержали его же избранники. Начались качели. Кучма говорил, что нардепы обязаны внести изменения в Конституцию, а тогдашняя министр юстиции Сюзанна Станик, что не обязаны, потому что именно депутаты Верховной Рады решают, утверждать или нет итоги референдума. В результате оказалось, что прав был вроде бы Кучма, потому непринятие результатов референдума противоречит разделу Конституции, в котором идет речь как раз о выборах и референдуме. До того, что утверждение Верховной Радой вынесенных на референдум законов является обязательным, Конституционный суд додумался лишь спустя восемь лет после этих событий. Так или иначе, но Сюзанне Станик эта история стоила министерского кресла, а граждан Украины их избранники тупо прокинули – итоги референдума Верховная Рада не утвердила. Он превратился в масштабное социологическое исследование за счет госбюджета - не пожелали народные избранники лишиться привилегии. Так и осталось неизменным в законе, что «обыск, задержание народного депутата или осмотр личных вещей и багажа, транспорта, жилого или служебного помещения народного депутата, а также нарушение тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфной и иной корреспонденции и применение других мер, которые в соответствии с законом ограничивают права и свободы народного депутата, допускаются лишь в случае, когда Верховной Радой Украины дано согласие на привлечение его к уголовной ответственности, если другими способами информацию получить невозможно».

 



  • На главную